Дима Файнгауз - «...потому, что могу»

  • 14 Август 2018

Если бы в трейлраннинге, как в боксе, были весовые категории, то наш сегодняшний герой бегал бы в «супер-тяжелой» весовой категории. 

Четырежды финишер на PTL® - La Petite Trotte à Léon - UTMB® (290 km D+26 500), трижды финишер на Tor des Géants (330 km D+25 000), финишер зимнего Montane® Spine® Race (425 km D+16 000), трижды финишер Andorra Ultra Trail - Ronda Dels Cims (170 km D+12 000), трижды Vermont 100 Endurance Race (160 km D+5 000), а так же Ultra Trail Mont Fuji (170 km D+9 500), Hardrock 100 Endurance Run (160 km D+10 000), The Bear 100 Mile Endurance Run (161  km 7 000) и прочее и прочее...

Наш сегодняшний герой - Дима Файнгауз!

Человек широко известный в узких кругах.

Дима недавно пытался финишировать на своем втором Hardrock 100, но был дисквалифицирован за компанию с лидером гонки Xavier Thevenard. Это были первый дисквалификации на этой легендарной гонке за всю ее 27-летнюю историю.



TRAIL-RUN: Ты и Xavier Thevenard стали первыми атлетами за 27-летнюю историю HardRock к кому была применена такая мера как дисквалификация, и если с Ксавье все более-менее понятно, то вот с тобой… Расскажи, как обгонял, как подрезал... что же там произошло и считаешь ли ты свою дисквалификацию корректной?

DIMA: История очень простая. Мы (я и мой сопровождающий) поднимались к предпоследней горе. Это примерно 140 километров из 160 километров гонки. Смеркалось, и началась сильнейшая гроза. Сначала это был легкий дождь и град, но потом он превратился в ливень. Молнии сверкали каждые несколько секунд. Мы были практически на хребте - 50-100 метров - в открытой зоне и прикрывались небольшим камнем. Я измерял близость молний и у них было три источника: 500 метров от нас, около 2 километров и третий намного дальше. Источники не двигались и гроза не утихала. Тем временем я начал замерзать без движения под проливным дождем несмотря на непромокаемую куртку (среднего веса). Я решил, что пора двигаться и двигаться вперед, а мой сопровождающий решил, что это слишком опасно. В вопросах личной безопасности нет демократии, он остался, а я убежал вперед.

Я быстро достиг хребта, молнии продолжали стрелять повсюду. На хребте было два флажка и я пресек хребет в направлении от одного к другому. Хребет самое опасное место во время грозы и решение принималось быстро. С другой стороны хребта не было никакого подобия тропинки, я искал флажки и их тоже не было. Это уже было в полной темноте с яркими молниями подсвечивающими все вокруг каждые 10-15 секунд. Я увидел какое-то здание чуть ниже по склону и спустился к нему. Это была заброшенная шахта. Стены у нее были дырявые, но крыша в целом сохранилась. Там я и переждал грозу. Я пытался послать СМС, но телефон умер и все равно не было связи.



Гроза на HardRock. Photo by Scott Rokis.


Когда дождь кончился я вышел и долго ждал не появятся ли огни от фонарей на склоне горы или на хребте. Ничего не было. Дождь окончился, но поднялся ветер и я снова начал замерзать. Надо было двигаться. Двигаться вверх означало неизвестность. Найти точку где я сошел с хребта было бы нелегко. Я пошел вниз по дороге ведущей от заброшенной шахты. Дорога не имела никакой разметки и никаких признаков жизни. Было несколько развилок и я пытался угадать по луне в какой стороне ожидать контрольный пункт.

Через пару часов я вышел на дорогу с идущей машиной. Я остановил ее и спросил где я. Мне сказали, что я в 20-25 минутах езды от контрольной точки. Расстояние звучало неправильным, но что делать и я пошел в ту сторону. Водитель второй машины сказала, что идти еще 3 километра и я ожил. Скоро я увидел огни от бегунов на склоне и наверно через пол часа дошел до контрольной точки. Там мне сказали, что водитель первой машины нафискалила на меня и сказала, что я должен быть дисквалифицирован, что я таки дисквалифицирован, но я могу продолжить движение к финишу, если очень хочется. Мой сопровождающий тоже был на контрольной точке и без всякого энтузиазма. Тем не менее, мы быстро собрались и пошли на последние «бессмысленные» 15 километров.


Дима на HardRock.


С точки зрения правил гонки, я должен был вернуться на маршрут там где я с него сошел и не должен был изобретать собственного маршрута. Формально эта дисквалификация полностью обоснована. С точки зрения безопасности, сидеть на хребте и ждать что раньше замерзнешь или молнией шарахнет совершенно неправильно. Я правильно сделал, что сбежал с хребта. Мог ли я вернуться обратно на маршрут вопрос спорный. Обычно в горах если ты сошел с хребта, то на него уже не возвращаешься, а возвращаешься на маршрут в ближайшей удобной точке. Я думаю, что я добавил примерно 2 км к длине пути.

Я считаю, что у организаторов была прерогатива принять как положительное так и отрицательное решение о дисквалификации. Правила гонки были в прямом конфликте с безопасностью и у меня не было желания сократить, ускорить или облегчить маршрут. Я подозреваю, что решение о моей дисквалификации связано с дисквалификацией Ксавье, но это уже конспирология.



Дима на Ronda dels Cims.


TRAIL-RUN: Четыре раза PTL (300 km D+25000), три раза Tor des Geants (330 km D+24000), техничная Ronda dels Sims (170 km D+13500), зимний Montane Spine Race (425 km D+18 000)… и прочее и прочее. Сложнейшие испытания на выносливость в мире. Сотни километров по горам. Это же больно! Зачем? Я не понимаю, Дима, за-чем?!

DIMA: Есть известная американская шутка: «Почему собаки лижут себе яйца? Потому, что могут!». Длинные горные забеги удивительно красивы и позволяют отвлечься от дикого бессмысленного количества шелухи в этом мире. Они требуют не только квалификации и тренировки, но и упорства, способности принимать правильные решения в состоянии полного физического и морального разложения. Это все еще соревнование, но совершенно на другом уровне. Это соревнование где его результат становится второстепенным. В конце очень длинного похода ты испытываешь уникальное чувство: ты хочешь наконец помыться, поесть и заснуть на финише, но совершенно не хочешь возвращаться из гор к дурацкой ежедневной жизни. 

TRAIL-RUN: Какая гонка, из пройденных, на твой взгляд самая сложная и почему?

DIMA: Самая сложная гонка - это та к которой ты не готов. Иногда не было времени тренироваться, иногда травма, а чаще просто обстоятельства, погода и собственное состояние ставит тебя в ситуацию. Так и определяется из чего ты сделан. Самая тяжелая гонка для меня была Тур Гигантов 2011 (Tor des Géants). Я был совершенно не готов к такой дистанции и такому подъему. Я безусловно этого не знал. Вечером первого дня я упал на мокрой каменистой тропе и разбил себе лицо и локоть. Это была удача. Энтузиазм выветрился и я ощетинился. К концу гонки я был покрыт мозолями и ахиллесово сухожилие воспалилось и я не мог бежать даже медленно. После финиша я просыпался с болями по всему телу неделю. Но через месяц оправился и начал готовиться к новым приключениям.

Подробнее о Tor des Géants.


Дима на Tor des Geants®


TRAIL-RUN: Ты очень много бегаешь в Америке, но также и в Европе, в чем отличие, на твой взгляд европейских и американских стартов?

DIMA: Америка как и Россия очень большая страна, да и Европа не маленькая. Каждый старт имеет свои особенности и свой стиль и этот стиль зависит от штата, наличия гор, болот, асфальта, близости населенных пунктов и т.д. Некоторые старты быстрые, некоторые очень по домашнему, на некоторых очень сложные правила. Вероятно мы сравниваем большие и популярные старты.

Популярные американские старты отличаются от европейских поддержкой: контрольные пункты намного чаще, на них больше разнообразного питания, группа поддержки доступна чаще и в них больше людей, сопровождающие бегуны разрешены на большом проценте дистанции. Это положительно и отрицательно превращает забег в социальное мероприятие. Даже если ты крутой одинокий волк, ты пробегаешь на каждом пункте через толпы родственников и друзей пьющих пиво, массирующих, готовящих лёд и еду и болеющих за других бегунов. Атмосфера.



Дима на PTL®.


Рассказ о PTL® - La Petite Trotte à Léon - UTMB® - Ultra Trail du Mont-Blanc.

TRAIL-RUN: Мир ультра-ультра гонок очень маленький, все друг друга знают. Наверное в нем наберется не больше пары сотен атлетов на 6 млрд. населения. Расскажи немного об этом закрытом для остальных мире. В нем свои правила, своя этика, какой он?

DIMA: Вероятно количество ближе к паре тысяч, но многие как кочевники приходят в этот мир на год или два и уходят навсегда. Этот мир населен очень разными людьми. Главная объединяющая черта - это как легко эти люди забивают болт. Иногда на работу, иногда на деньги, иногда на жену/мужа, иногда на потерянную рукавицу, боль в колене или отсутствие еды. И как легко радуются простым вещам от стакана кока-колы в неожиданном месте, до скамейки на которой можно подремать. Плохая погода - это просто временное неудобство, а сложность маршрута -это причина вернуться на мероприятие на следующий год. Многие мероприятия очень эзотеричны и о них можно узнать только из вторых рук, например Nolan’s 14 или ELS 2900.

Nolan’s 14 - маршрут в 100 миль с общим набором высоты в 27 400 метров, 14 вершин выше 4 250. Правила просты - нужно подняться на максимальное количество вершин за 60 часов. 

ELS 2900 - забег по семи самым высоким вершинам Андорры.

TRAIL-RUN: Какой бы совет ты дал тем кто вступает на этот путь?

DIMA: Бегать больше разных забегов в разных погодных условиях. Смотреть как другие спортсмены решают похожие проблемы и перенимать то, что подходит вам по стилю. Чем больше вы бегаете - тем больше накапливаете навыков, опыта и уверенности. А опыт как известно не пропьешь и не прокуришь!

На фото Дима на Montane® Spine® Race. 

О гонке читайте - Montane® Spine® Race.