Большое интервью с Kilian Jornet

  • 13 Июль 2017

Американский журнал о трейлраннинге iRunFar.com взял большое интервью у Kilian Jornet перед стартом Hardrock Endurence Run 100 mille. Одно из лучших интервью c ним, что были в последние несколько лет. Журнал Trail-Run.ru перевел его для наших читателей.


iRunFar: С вами Брайон Паулл (Bryon Powell), портал iRunFar, и мы беседуем с Kilian Jornet в преддверии забега «2017 Hardrock 100». Как настроение, Килиан?

Kilian Jornet: Отличное, а у тебя?

iRunFar: Прекрасное. Здесь, в горах Сан-Хуан (San Juan Mountains), погода просто замечательная. Ты рад вернуться сюда?

Kilian: Да, я рад, что вернулся и ждал этого. Мне нравится в этой части Штатов. Здесь здорово.

iRunFar: Мы впервые встретились восемь лет назад на мероприятии «Tahoe Rim Trail». Ты был тогда «тем самым новым парнем из Испании», приехавшим состязаться в рамках своего проекта «Kilian's Quest». Что привнесли последние восемь лет? Может, известность выросла с масштабов Каталонии или, возможно, Испании до международной?

Kilian: Я не стремлюсь к известности. Это скорее следствие. Все эти годы было много веселого. Я участвовал во многих забегах, ходил в горы, пробегал короткие и длинные дистанции и просто старался учиться. В течение последних нескольких лет я делал больший упор на подъемы и альпинизм. Было здорово встречать много разных людей, переживать новые ощущения в различных дисциплинах и тренировках, которыми я занимался.


iRunFar: Были ли сложные моменты, которые принес рост известности?

Kilian: Да, мне не нравится известность. Конечно, всем хочется достичь чего-то в жизни. Если хочешь, чтобы у тебя были спонсоры, приходится быть в какой-то мере публичным человеком, но здесь нужно суметь соблюсти баланс между временем, когда ты находишься на публике, и временем, когда ты остаешься в одиночестве. Мне нравится быть одному, быть несколько оторванным. Да, с этим довольно сложно справляться.

iRunFar: Было ли для тебя шоком, спустившись с Эвереста, попасть в центр внимания СМИ?

Kilian: Да, хорошо, что сразу после Эвереста я отправился домой и провел две недели дома в одиночестве, разве что бегая с Эмили (Emelie Forsberg) и забираясь в горы. Затем отправился в Шамони, но времени было маловато. Да, перед этим я основательно подготовился.

iRunFar: Наверное, было много звонков и интервью?

Kilian: В первые недели – нет, потому что я сказал своей команде: «Неделю – ничего такого». Я хотел вновь начать тренироваться и придти в форму до того, как начну общение с публикой.

iRunFar: Тебе пришлось учиться отказывать, говорить: «Нет, не сейчас»?

Kilian: Да, потому что поначалу я всегда говорил «да, да, да» на все предложения – при этом не остается времени на тренировки, испытываешь стресс. Году в 2009 или 2010 мне не нравилось бегать, потому что забеги были для меня стрессом – нужно было встречаться с людьми и делать все такое… нервное. Я хотел бегать, но не хотел заниматься публичными делами. После этого ребята из команды, которая работала на меня, говорили: «Ладно, тебе нужно сделать то-то и то-то, но сколько дней в году ты хочешь тратить на общение с прессой, сколько – на другое?..». Наконец удалось найти золотую середину, и этот метод работает.

iRunFar: Спасибо, что сказал «да» порталу iRunFar.

Kilian: Нет, спасибо вам. Вы делаете невероятную работу – следите за забегами и все такое… Мне нравится.

iRunFar: Мы не такие, как «L’Equipe» или «60 Minutes», но… Зимой ты критически высказывался о некоторых аспектах ски-альпинизма, которые могут измениться. Ты также говорил, что тебе не нравятся рост популярности этого спорта и возможное включение в олимпийскую программу. Есть ли какие-то изменения в трейлраннинге и ультра-раннинге, от которых ты не в восторге?

Kilian: Думаю, трейлраннинг до сих пор развивается во многих направлениях. Ски-альпинизм, все-таки, наверное, больше регламентирован. В том смысле, что международная федерация определяет правила забегов и все такое. Их главная цель – включение в олимпийскую программу, это цель уникальная, поэтому они формализуют соревнования, так что они стали далеки от того, чем ски-альпинизм был раньше, от прошлых масштабных мероприятий и всего такого. Что касается трейлраннинга, думаю, что этот вид спорта все еще обладает силой, потому что у него нет федерации, которая хотела бы включить его в Олимпийские игры, потому что все еще есть такие соревнования, как «Western States», «Hardrock», «UTMB»…


iRunFar: «Zegama»…

Kilian: «Zegama» или Sierre-Zinal». Они сохраняют свою идентичность. Думаю, это здорово, что проходят чемпионаты мира по трейлраннингу, но при этом они не столь масштабны как в плане освещения в СМИ, так и в плане количества участников. Соревнуются сильные спортсмены, но в классических забегах конкуренция выше. И это здорово.

iRunFar: То есть ты бы не хотел, чтобы в «Hardrock» появились 10 кругов спусков и подъемов на гору Кендалл (Kendall Mountain) для большей зрелищности?

Kilian: Да, это все равно был бы уже не «Hardrock» и не трейлраннинг. Бег на длинные дистанции – это скорее путешествие… Ты добираешься до местности, исследуешь ее, знаешь, когда можешь пробежать по равнинам. Важен не только результат, но то, что происходит на станциях помощи. Это особая атмосфера. Именно она делает этот вид спорта таким замечательным.

iRunFar: Так что ты бы не хотел, чтобы трейлраннинг или ультрараннинг взяли курс на вхождение в олимпийскую программу?

Kilian: Да, Олимпийские игры хороши для спорта, для молодежи, поскольку они позволяют им вступать в клубы и зарабатывать больше денег для дальнейшего развития. Разумеется, результаты будут улучшаться, потому что все больше людей начинает соревноваться в очень молодом возрасте и впоследствии совершенствуются. С другой стороны, если спорту приходится подстраиваться под формат Олимпийских игр и терять свой дух, как в вашем примере с кругами, это хреново.

iRunFar: Как маунтинбайк?

Kilian: Да, как маунтинбайк. Хреново, когда так получается. В Олимпийских играх все по-другому, ценности другие… Не знаю, участвуют ли в играх потому что любят outdoor, наслаждаются природой и прочими подобными вещами. Когда видишь Олимпийские игры в Сочи, как там строят лыжные курорты, а после игр они превращаются в города-призраки, или когда видишь все те проблемы, что были в Рио… С этой стороны, моральной, не знаю, хорошо ли все это.

iRunFar: Видишь ли ты что-нибудь положительное в том, как наш вид спорта изменился и развился за последние десять лет?

Kilian: Да, он значительно развился, о нем узнало гораздо больше людей вне этой сферы. Все больше людей узнают об этом спорте и начинают заниматься трейлраннингом. Они открывают для себя природу и outdoor. С другой стороны, мне кажется, конкуренция стала выше. Раньше в ультра-трейле было мало спортсменов, начавших соревноваться с раннего возраста, а сейчас появилось новое поколение, которое начинает участвовать в соревнованиях лет с двадцати. Количество участников выросло. Если посмотреть списки участников забегов десятилетней давности и современные, станет ясно, что сейчас конкуренция выше. Думаю, это также происходит из-за того, что стало больше команд, уровень организации вырос. Люди стали больше путешествовать. Все больше американцев едут в Европу, а европейцы едут в Америку. Да, конкуренция стала выше. Рекламы тоже стало больше. Мне кажется, это хорошо, что говорят не только о результативности спортсменов. Как еще давно было с Мэттом Карпентером (Matt Carpenter) – тогда активно изучалась результативность, проводились множественные исследования. Но сейчас люди все больше обсуждают тот опыт и ощущения, которые они испытывают, обсуждают то, что в этом спорте замечательного. Думаю, это хорошее направление.


iRunFar: Именно в «HardRock» ты принимал участие три раза. И три раза ты выиграл. Установил рекорд дистанции. Из пяти лучших результатов три – твои. Зачем ты решил принять участие вновь?

Kilian: Мне нравится эта страна. Мне нравятся эти горы. Здесь здорово. Приезжая сюда, я могу побывать на новых вершинах. Да и сама дистанция изумительная. Думаю, здесь уникальная атмосфера – на местных станциях помощи работают люди, преданные своему делу. Да, в этом соревновании есть нечто действительно особенное. Мне нравится возвращаться сюда.

iRunFar: Здесь просто приятно находиться.

Kilian: Да, участвовать в этом забеге очень приятно.

iRunFar: Вообще ты мог бы бежать в любом соревновании, в каком бы ни захотел.

Kilian: Ну да, мне нравятся разные забеги и мероприятия, но здесь просто здорово. Это как «Zegama». Мне нравится снова и снова участвовать в этом забеге, потому что там особая, семейная атмосфера. Здесь то же самое – классная атмосфера.

iRunFar: Что касается «Zegama», то я помню, как после твоего первого восхождения на Эверест писал твоим сотрудникам по связям по СМИ: «Есть ли шанс, что Килиан будет принимать участие в “Zegama” через несколько дней?».

Kilian: Ну, тогда думали, попробовать ли вернуться, или, может, вернуться и принять участие в «Zegama» и попробовать совершить восхождение на вторую вершину.

iRunFar: Просто ты так уже делал, когда отправился на Эверест, но случилось землетрясение.

Kilian: Да, именно.

iRunFar: Поговорим о результативности на «HardRock». Хочется ли тебе пройти дистанцию настолько быстро, насколько это возможно, чтобы, например, установить рекорд, который лет десять никто не сможет побить? Или ты стремишься не к этому?

Kilian: Нет, я не такой бегун. Для меня очень сложно сфокусироваться на подготовке к одному забегу, длящейся более одной недели. Мне нравится разнообразие. Наверно, раньше я мог сосредоточиться на тренировке и приступить к забегу, выкладываясь на полную мощность, но сейчас, мне кажется, мне нравятся другие вещи. Например, если погода хорошая, я совершаю восхождение на гору или еще что-нибудь такое, так что потом меньше сил остается на забег. Кроме того, я ведь бегаю на многих соревнованиях, поэтому хочется по возможности сохранить некоторое количество энергии. Знаю, что после этого забега будет «Sierre-Zinal», «UTMB», а потом хочу попробовать принять участие в «Bob Graham». И потом еще лыжный сезон. Так что я не такой человек, который будет сосредотачиваться на одном забеге и полностью отдавать все силы на нем. Если смогу бежать, разумеется, постараюсь выиграть.


iRunFar: Кстати о желании выиграть, в прошлом году ты финишировал с Jason Schlarb. Каковы твои воспоминания об этом год спустя? Ты рад этому или сожалеешь? Что ты об этом думаешь?

Kilian: Я очень этому рад, потому что я раньше не знал Джейсона, и во время того соревнования мы общались друг с другом. С тех пор я его и знаю. Мы говорили о многом, о лыжах. Было здорово. Думаю, именно это мне и понравилось: это было совместное путешествие, поэтому мне и не показалось, что пора спринтовать. Не хотелось просто. Не знаю, будет ли решение тем же, если ситуация повторится.

iRunFar: И решать будешь в тот момент?

Kilian: Да, решаешь именно в тот момент, не заранее.

iRunFar: Ты мог бы бежать с Iker Karrera или снова с Jason. Или с Mike Foote. Может, прибежите вместе, а может, и нет.

Kilian: Да, зависит от того, как пойдет соревнование, как захочется – спринтовать или не спринтовать.

iRunFar: Ты сказал о своих тренировках, что теперь не концентрируешься на подготовке к соревнованию, если она длится больше недели, и занимаешься самыми разными вещами. Занимаешься ски-альпинизмом, классическим альпинизмом, а потом снова переключаешься на трейлраннинг. На прошлой неделе ты взошел на Лонгс Пик в Передовом хребте (Longs Peak in the Front Range - 4346 метров), потом был в Сауотче (the Sawatch - 4 401 метр), взошел на Ла-Плата (La Plata - 4 033 метра) и Элберт (Elbert - 4 401 метр), затем на Эолус (Eolus - 4 293 метра) и вот сегодня – Инжинир (Engineer - 3 953 метра). Твой самый длинный забег года – это вчерашний, на 56 тысяч. 

Kilian: Да, но именно так мне и нравится заниматься спортом, и на сегодняшний день такой способ работает. Возможно, если бы у меня не получалось показывать хорошие результаты и выигрывать забеги, параллельно занимаясь другими вещами, я бы, может быть, больше концентрировался на подготовке к конкретным соревнованиям. А может, и нет. Может, я бы больше не хотел достигать высоких результатов и всего остального. Но на данный момент такой подход работает. У меня получается заниматься зимними видами спорта, бегом и альпинизмом, возможно, потому что у меня многолетний опыт бега. Поэтому я могу меньше концентрироваться на отдельных видах. Кроме того, лыжи и бег определенно дополняют друг друга. Например, Мод Матис (Maude Mathys) – она была четвертой на чемпионате мира по ски-альпинизму на вертикали и выиграла Чемпионат Европы по бегу в горах. Это два разных вида спорта, но они дополняют друг друга. Кроме того, альпинизм дает хорошую подготовку. Ты занимаешься тем, что требует большого умственного напряжения, а потом приезжаешь на забег, где может быть сложно, но не настолько сложно, как в альпинизме.


iRunFar: Жизнь не находится в равновесии.

Kilian: Да, жизнь не находится в равновесии. Голове становится легче, так что это помогает. Кроме того, бег помогает в альпинизме и лыжах. Так что, думаю, все это друг друга дополняет.

iRunFar: Насчет альпинистов – Уле Штек (Ueli Steck) регулярно бегал трейлы.

Kilian: Да, последние четыре-пять лет он начал активно бегать, принимал участие в соревнованиях. Он пробежал «OCC» и «Eiger Ultra Trail».

iRunFar: Думаю, он был зарегистрирован на «CCC».

Kilian: Да.

iRunFar: Есть ли на этой неделе что-то, чего ты особенно ждешь?

Kilian: Надеюсь, что погода останется такой же хорошей. Всегда трудно, когда погода плохая. Нет, я жду отличного забега. Это будет славное соревнование с Джейсоном. Думаю, он сконцентрировался на этом забеге и хорошо подготовился. Икер вернулся. В последние два года у него были травмы и много проблем, но в этом году у него все в порядке. На сегодняшний день он в отличной форме – было сложно угнаться за ним, когда мы взбирались Инжинир. Он показал отличные результаты за последние несколько недель, будучи в Испании. Он будет в форме. И Майк тоже – ему подходит этот забег, как и многим другим. Конкуренция будет высокой, а сам забег, вероятно, быстрым.

iRunFar: Если условия будут хорошими (а условия всегда все меняют), четверо участников могут выбежать из 25 часов.

Kilian: Да, конечно, думаю, четверо или пятеро участников могут выбежать из 24 часов, но это зависит от условий, а на таких длинных дистанциях условия редко бывают идеальными.

iRunFar: Как ты думаешь, на какой самый лучший результат ты сможешь рассчитывать, если будет хорошая погода.

Kilian: Такой хорошей погоды никогда не бывает. Чтобы она была, должна быть оптимальная температура – не слишком жарко и не слишком холодно, - не должно быть грозы, должны быть условия, чтобы хорошо начать забег и продолжать бежать… Так что всегда что-нибудь да будет не так. Всегда бывает или гроза, или слишком жарко, или еще что-нибудь. Теоретические прогнозы никогда не сбываются.

iRunFar: Может, тебе удастся побить собственный рекорд дистанции?

Kilian: Да, разумеется. Помню, в прошлом году было много гроз. Думаю, с учетом остановок на станциях помощи я потратил времени на час с лишним больше, чем нужно. Да, и если брать меньше буррито, вероятно, можно бежать быстрее.

iRunFar: Это выглядело как серия спринтов от одной станции помощи к другой, а потом ты останавливался минут на десять-пятнадцать.

Kilian: Да, потому что шел сильный дождь, хотелось добраться до станции помощи, где есть суп, немного мяса и все такое… А потом – да, дождь еще идет, но надо бежать.

iRunFar: Определенно, мужчины сильны, но женщины – невероятно сильны.

Kilian: Caroline Chaverot, Natalie Mauclair, Anna Frost и американки просто поразительны. За этим забегом будет очень интересно следить. Думаю, забег будет быстрым.

iRunFar: Удачи тебе на соревнованиях, увидимся.

Kilian: Спасибо большое. До встречи.


BONUS QUESTION

iRunFar: У нас есть дополнительный вопрос к тебе, Килиан. Несколько недель назад ты дважды взошел на Эверест. Как это было?

Kilian: Это было очень здорово. Это было круто. Думаю, это было… интересно в том плане, что мы хотели найти некий компромисс – не было связи, кислорода, шерп и прочего. Было приятно осознавать, что можно совершить восхождение после акклиматизации и тренировок дома, что можно побыть там недолгое время – так экспедиция получается довольно экономичной. Да, это было очень круто. Это было здорово.

iRunFar: В первый раз у тебя были проблемы с желудком, и ты дошел, но сделать это получилось не так быстро, как, возможно, хотелось. Почему ты решил восходить второй раз, зная о возможных рисках?

Kilian: Да, когда я взбирался первый раз, я плохо себя чувствовал. Это было сложно, потому что приходилось снимать нижний слой экипировки, чтобы сходить в туалет. Затем в процессе бега я понял, что если ты в хорошей форме, подготовился и акклиматизировался, не нужно ждать идеальной погоды и идеальных условий для восхождения. Это возможно. Желудок не будет мешать, так что почему бы не продолжить? Спускаясь, я думал о том, что через неделю обещалась хорошая погода. Думал, мол, если выздоровею, может, затея удастся. Во второй раз была уже другая попытка. Да, можно восстановиться быстро. Сегодня ты взбираешься на Mount Elbert, завтра – на Mount Massive, через неделю бежать «Hardrock». Так что была задача добавить в график еще и Гималаи. Это было интересно.

iRunFar: Когда ты восходил туда, одной из твоих целей было пересечь дистанцию с низкой высоты до вершины за очень короткое время. Возможно, полностью раскрыть потенциал ее удалось. Тебе бы хотелось вернуться назад и сделать еще одно восхождение после того, как закончишь с Эверестом?

Kilian: Конечно, как уже говорили раньше, здесь многое зависит от условий, как и в случае с забегами. Больше всего я горжусь пятнадцатым мая, когда я тренировался и бежал от лагеря Advanced Base Camp на высоте 6 400 метров до отметки в 8 400 метров и поднялся на 2 000 метров за 6 часов. Тогда были идеальные условия и отличная результативность. Так что, как видите, это возможно. Думаю, реально подняться на Эверест из ABC за 10-12 часов. Если нужны помощники, которые по пути будут давать еду и воду, или если нужна связь, радио, или если нужно подлатать веревки или воспользоваться чем-то – мне так не нравится. Мне хотелось взойти на Эверест по-своему, и это было важнее, чем время, за которое я это сделал. Я не хочу возвращаться, чтобы взойти еще быстрее, но на Эвересте есть много других вещей, которые можно сделать, есть много идей. Возможно, я вернусь на Эверест, но не чтобы взойти быстрее, а чтобы сделать что-нибудь еще.

iRunFar: Может, с ним еще не все закончено. Что меня больше всего интересует в Эвересте, так это научился ли ты чему-нибудь на нем в плане акклиматизации или самого восхождения, что можно применять и в трейлраннинге?

Kilian: Да, в плане акклиматизации – точно. Думаю, план акклиматизации, который мы тогда использовали, был идеальным. Это несколько трудно объяснить, но я постараюсь опубликовать его в Интернете. В основном там пре-акклиматизация дома (как ее осуществить), а затем, когда попадаешь на нужную высоту, как чередовать активность и отдых. Это было интересно. С другой стороны, были очень долгие дни, когда тратилось более 30 часов на рывок, потому что мне не хотелось нести много груза. Я пил только один литр воды в день и ел мало еды. Интересно наблюдать, как тело адаптируется к такому. Думаю, подобные эксперименты интересны во время бега, и это легко объяснимо: когда ты бежишь в горах, у тебя всегда есть вода, есть река или что-то вроде этого. Такие физиологические моменты очень интересны – интересно, как далеко ты можешь зайти.

iRunFar: То есть ты понял, что можешь корректировать потребности в воде и пище?

Kilian: Да, в воде, пище, сне. И так как высота большая, то, конечно, и кислорода мало, поэтому в некотором роде не контролируешь ситуацию. Сложно предугадать, как далеко сможешь зайти.


iRunFar: Тебе бы хотелось еще больше раздвинуть эти рамки возможностей в будущем?

Kilian: Чисто физически, думаю, я, в принципе, достиг нужной планки. Раздвигать рамки еще больше можно, но риск очень высок, как я полагаю. Когда ты один, дальше идти не хочется. Технически можно делать намного более интересные вещи. Полученный опыт привнес много новых идей относительно того, что еще можно сделать.

iRunFar: Любой outdoor спорт, будь то лыжи, альпинизм и даже трейлраннинг, сопряжен с риском. Как ты стараешься держать ситуацию под контролем?

Kilian: В первую очередь нужно много тренироваться. В последние годы я проводил много длинных тренировочных дней – по 10, 20, 30 и 40 часов в одиночестве, подвергая себя риску, на который я раньше не пошел бы, или приближаясь к границе моих физических возможностей в местности, где не было связи – я был один. Отъезд домой, восхождение на вершину, подвергание себя риску – чтобы быть уверенным в любой ситуации, нужно все это делать, как, например, когда я был на Эвересте, где-то на отметке в 8 000 метров, наступала ночь. Я не чувствовал стресса, потому что такая ночь тебя не убьет. Я понимаю, что отеков нет, обморожений – тоже, поэтому такая ночь убить не должна, а значит, можно продолжать путь. Я чувствую себя уверенным. Я хорошо себя чувствую в таких ситуациях.

iRunFar: Нужно ли было раздвигать границы возможностей в какой-то определенной области, чтобы обрести уверенность?

Kilian: Да, в основном для выработки уверенности и спокойствия в ситуациях, когда обычно уверенности нет.

iRunFar: Когда ты говоришь: «Нет, это слишком рискованно» - при беге, лыжах или альпинизме?

Kilian: Трудно всегда. Это зависит от многого. Разумеется, есть физиологические и технические ограничения, есть опыт. Если перегибаешь палку, нужно вернуться назад, и так 50% времени.

iRunFar: Ты имеешь в виду технические сложности?

Kilian: Да, когда наступает момент, и ты идешь на риск. Иногда ты идешь на риск, потом возвращаешься домой и через несколько часов или на следующий день думаешь, как же глупо поступил. Я же мог погибнуть в тот день. Я мог упасть. Риск схождения лавины был слишком велик. Или можешь попасть в лавину, или несчастный случай происходит, а удается избежать опасности. Иногда перегибаешь палку и в такие моменты идешь на риск. А в следующий раз уже не рискуешь.

iRunFar: Когда такое случается? Случается ли это с тобой? Просто когда смотришь твои видео, смотришь на тебя со стороны, кажется…

Kilian: Такое бывает. Как я уже говорил, такое случается в 50% времени тренировок, приходится возвращаться, потому что не рискуешь. Например, в прошлом году, когда мы были на Эвересте, я рисковал гораздо больше, чем в этом году. Были проблемы с лавинами, и я забирался туда, куда в этом году подняться бы не рискнул. Не знаю. Это зависит от эмоций, которые ты испытываешь в конкретный момент. Конечно, я знаю, что и смерть Улле повлияла на меня.

iRunFar: Он был таким… Я всегда приводил его в пример как осторожного человека, потому что он обходил вершину Эвереста ранее.

Kilian: Да, но… Это несчастный случай. Никогда не знаешь, когда он произойдет. Можно умереть, выполняя нечто сложное, а можно также умереть…

iRunFar: Можно быть Икером в собственной комнате и удариться головой.

Kilian: Да, именно так. Бывают несчастные случаи. Кроме того, риск, на который ты идешь, каждый день разный.

iRunFar: Как ты думаешь, почему ты стал немного консервативнее и меньше рискуешь, чем раньше?

Kilian: Я бы сказал, что не знаю, не уверен. Всего за два дня до восхождения на Эверест я провел последнюю длинную тренировку в Норвегии – она была действительно хорошей, интересной и придала мне уверенности, но в тот день я слишком много рисковал. Думаю, это сильно зависит от самого дня и своего самочувствия.

iRunFar: Большое спасибо.

Kilian: Да, спасибо.


Источник iRunFar.com

Фото Alexis Berg Grand Trail