Ирина Петрова - первая победа россиян на Marathon des Sables

  • 15 Апрель 2018

В этом году исполнилось ровно 25 лет с первой победы россиян на легендарном Marathon des Sables в 1993 году!

Первым россиянином одержавшим победу в легендарной многодневке была ультра-марафонка из Саратова Ирина Петрова. Это была настоящая авантюра! Настоящее приключение в песках!

Ирина Евгеньевна Петрова (в замужестве Аверьянова) российская легкоатлетка 1974 года рождения, родом из Саратова, Мастер спорта международного класса по легкой атлетике. Вот как она сама рассказывает о себе в интервью SPORT-SAR:

«...в 12 лет отец привел меня на пробег, с этого все и началось. Свой путь я начинала в клубе любителей бега «Магистраль» под руководством Борисовой Таисии Семеновны. С ней я пробежала свой первый марафон в 14 лет. Она же передала меня будущему тренеру Кононову Алексею Марковичу. Уже с ним я прошла весь путь спортсменки.»


Саратовская команда Алексея Кононова -Ирина Можарова, Валентина Шатяева, где-то рядом Ирина Петрова и Ольга Лапина.


На момент старта на Marathon des Sables в 1993 году у 19-летней Ирины за плечами уже были две громкие победы: на «100 km del Passatore, Fierenze-Faenza» в 1992 году, и в том же году победа на ультра-марафоне «100 km Internacionales de Cantabria» с лучшим результатом в карьере - 7 часов 34 минуты и 5 секунд.

«Италия приняла меня в свои объятия с уважением и восхищением моей решимостью, ведь в 1992 году мне было всего 18 лет. Никто не знал, добегу ли я. Трасса сложная: первые 50 км — в гору, потом спуск и равнина. Есть выражение - «Новичкам везет!». Мне повезло со страной, с болельщиками. Я добежала, победив с результатом 8 часов 12 минут.»


История побед саратовской сборной на 100 km del Passatore.


Предлагаем вашему вниманию рассказ о той первой победе россиян на Marathon des Sables из уст первой россиянки пересекшей финишную черту песчаной многодневке - Ирины Петровой.

«Хочу поделиться своими ощущениями и воспоминаниями о песчаной многодневке Marathon des Sables.

Не судите строго, мне было 19 лет. Это переживания девочки, попавшей в пустыню. Так получилось, что я и не мечтала о многодневке, да и не спрашивали меня, хочу ли я принять участие в этой гонке?

Желание родилось по дороге к этой гонке. Изначально из России должно было участвовать 4 человека. Нас пригласили на неделю раньше для акклиматизации, оплатили перелёт и стартовый взнос. В аэропорту нас ждал Андрей Дерксен (в дальнейшем трёхкратный победитель этой многодневки с 1994 по 1996 год).

Случилось невероятное: наш поезд встал где-то у Москвы, и мы опоздали на самолёт. Вернувшись домой, я бросила рюкзак в дальний угол. Это было трагедией, ведь мы подвели людей. А через 2 дня Алексей Маркович Кононов (тренер) сказал: «Есть шанс попасть на многодневку. Берём билеты за свой счет и летим».

Тут и пришлось принимать осознанное решение.

Да, я хочу! Едем!

Денег нам одолжил Серей Краснобаев: он был менеджером этой гонки и бежал её вместе с нами вместо Андрея (Андрей Дерксен в 1993 году не попал на гонку). И это был подвиг с его стороны.

Ирония судьбы? Теперь рейс задерживали на пару часов и, сдавая багаж, проводила взглядом свой кошелёк, торчащий из кармана рюкзака. В сознании пронеслось: все! Других вариантов нет! Я должна выиграть!



Пустыня встретила нас радушно. Нас загрузили в автобус, а по дороге сделали привал в оазисе. Это рай! Контраст между яркой жизнью и пустотой — смерти.

Далее нас пересадили в грузовик и, проехав пару часов, мы благополучно застряли в пустыне. Я размышляла о том, как мы будем толкать грузовик и реально ли это, когда услышала: прибыли, далее доберётесь пешком.

Надо сказать, наша команда произвела неизгладимое впечатление на всех. Наша экипировка отставала в развитии лет на 40. При проверке снаряжения поглазеть пришли все. Спальник 2,5 килограмма против 500-700 грамм. Фонарик «жучок» (это металлический фонарик, работает без батареек, за счет сжимания кисти, этакий эспандер).

Американский друг, который поселился с нами в одном «вигваме», ржал над нами до слёз, восклицая: «Дасист фанастик, электроника!» Кружка эмалированная на 0,5 литра (планировалось кипятить в ней воду и варить кашу). К слову, мой рюкзак весил 9 килограмм, у лидеров — 5 килограмм. Мне одолжили сумку-подсумок (теперь я знаю, это называется термобак). За спиной рюкзак, на пузе подсумок. Это 1993 год. У всех гидраторы, бутылки в кармашках с трубочками, мизерные фонарики и такие же подзорные трубы. Еда! Запахи сводили нас с ума! (У них всё просто залил кипятком, и обед готов!) У нас геркулес, который надо варить 7 минут в нашей-то кружечке. В первый же вечер мы поняли всю безнадёжность нашего положения. Таблетки с горючим не брали, хворост насобирать нереально. Смирились. Ели раз в день порцию на двоих. Благо, в нашей стране только что появились сникерсы! Сникерс в день — это кайф!

Меня представили прошлогодней победительнице этой многодневки. Это была опытная бегунья из Франции, двухкратная победительница гонки Monique Frussotte. Именно она показала, как нужно бежать (об этом позднее).


Обложка журнала «Легкая атлетика» 1996 г. Валентина Шатяева, Ирина Петрова и Валентина Ляхова.


Итак, первый день- 28 километров.

Перед стартом пошла кровь из носа. Это испугало нас, мы переживали, что врачи могут снять с дистанции.

Старт! Все ринулись. Я бежала и не понимала, откуда они знают, куда бежать? Страшно! Но первый день — это толпа. Преодолев половину дистанции, мимо меня промчались бодрые ребята. А в мозгу пронеслось, что они делали позади всё это время? Это что, второе дыхание? Рано. И страх от осознания того, что ребята заблудились. Ближе к концу дистанции я догоняю француженку и наблюдаю за ней. Это танк, который прёт! Кто-то переходит на шаг, отстаёт от неё, потом на бег, догоняет, обгоняет. И я понимаю: бежать, только бежать. Выиграет тот, кто бежит, даже если рядом идут с твоей скоростью.

Это закон! Мы продолжаем бежать вместе и проверяем на прочность друг друга. На финише первого дня она спотыкается и падает, я помогаю ей, и мы финишируем, держась за руки.



Второй день - 70 километров.

Это самый сложный день. (Каждый год дистанция разная, и длинный этап выпадает на разные дни). Нам повезло, на свежачка! После этого испытания меняется твой мир, твоё мировоззрение. Отношение к жизни и её ценности.

Со старта мы бежим вместе, мне тяжело разбежаться. Но потихоньку разбегаюсь и остаюсь одна. На протяжении всей гонки большую часть дистанции я буду бежать в одиночестве. Пустыня — это удивительное место. Здесь ощущаешь себя песчинкой во Вселенной. Рельеф необычен: песок то жёсткий, как асфальт, то песок, как на пляже. И конечно, дюны, барханы. Последняя треть дистанции — самая сложная в психологическом, физическом смысле.

Последний пункт питания я ждала как никогда, силы на исходе. Этот пункт питания был и ночлегом для многих бегунов. Я увидела большой тент и людей, они лежали, отдыхали.

Я дала себе 10 минут отдыха, понимая: расслабляться нельзя. Мне любезно налили 50 грамм чая, с улыбкой на лице я попросила еще, на что мне ответили: всё! Достала из рюкзака энергетический батончик, подаренный французом, и стала жевать. Сил не было даже на это. В голове пронеслось: «Съем - добегу!» Когда закончились 10 минут, я поняла, что никто из палатки и не собирается бежать!

Это сложно, уходить в никуда от людей… Я бежала ... и вдруг вижу двух ребят, бегущих параллельно мне, выше по гребню. И опять мысли: «Кто-то из нас бежит не туда? Кто? Их двое, я одна (просто у меня картографический кретинизм, и я могу!) У нас у каждого были карты с рельефом и словесное описание местности. Я запоминала описание. По ходу было много вешек. Скоро стемнело, и стало реально страшно.

Я молилась: «Господи, помоги мне!» В моём случае фонарь — не вариант. Я бежала от вешки к вешке. Убегая от вешки, ты бежишь некоторое время в темноту, ища глазами отражалку. Эти 70 километров я бежала 10 часов. Организм после 10 часов просто даёт отбой, он выключается. Я была на грани. К финишу появились кусты, кактусы, колючки. Увидев финиш, я рванула, упала и опять пошла кровь из носа. Добежав до финиша, я получила свои 4,5 литра воды и на не сгибающих ногах дошла до палатки.

Там меня ждал сюрприз в виде отсутствия Алексея Марковича (тренер). И тут началась истерика. Я видела его рюкзак, но не понимала, что произошло. Ко мне подошел марокканец и объяснил, что меня пошли искать Алексей Маркович и марокканец (будущий победитель Mohamed Bensalah). Они начали переживать за меня: 10 часов — это много. Я полежала 5 мин, пришла в себя и обречённо пошла искать их, без фонаря. Слава Богу! Далеко я не ушла, они уже возвращались. Радость моя была безграничной. Оказалось, что они в конце дистанции сами заблудились, переживали за меня и пошли встречать. На преодоление этих 70 километров даётся 48 часов, поэтому на следующий день у нас образовался день отдыха.

Четвертый день -32 километра.

Вообще нам повезло, что мы не знали, сколько градусов за бортом. В этот день организаторы не успели заснять финиш. Нам (лидерам) пришлось ещё раз финишировать на камеру. Посидев в палатке в теньке и выйдя на улицу, почувствовала себя плохо. Наверное, перегрев. Надо сказать, организация впечатляла. Внедорожники курсировали, вертолёты кружили, медики оказывали помощь. Все слажено, на высшем уровне.

Пятый день 42 километра.

Старт в барханах. Здесь народ разбредался, и я чуть не убежала с группой французов левее. Помню, мужики остановились, достали бинокли и подзорную трубу и давай смотреть, куда бежать. Я была под впечатлением. В результате (спасибо организаторам!) не дали далеко убежать, вернули на путь истинный.


Финиш Ирины Петровой на Marathon des Sables 1993 год. Видео кадр.


Седьмой день -14 километров.

Прозрение! Это самый короткий день. Из описания маршрута: огороды, пальмовая роща, город. Пустыня — загадка: ты смотришь, видишь горизонт и думаешь, как можно не увидеть рощу?!

Утром все улыбаются в предвкушении победы (выжил, добежал). Запахи... Народ ест картошку, колбаску, хлеб, а мы только нюхаем. Тут ко мне подходит француз и протягивает кусочек колбаски и немного хлеба. Я беру, и меня переполняет счастье. Оглядываюсь, ищу своих, дабы поделиться. Вижу Сергея, предлагаю ему. Он дрожащими руками берёт хлеб, и слёзы катятся из глаз. «Ирк, это ведь счастье! Счастье — это когда ты жив, есть вода и хлеб, и немного колбаски на десерт». Мы приблизились к состоянию прозрения (когда йоги голодают, медитируют, и восприятие мира меняется). Ощущение себя в этом мире, твои приоритеты в жизни. Ты становишься мудрее, а жить становится проще.

Итак, последний старт: в воздухе витает радость и облегчение, что всё позади. Первые 7 километров огороды и тут «бац» — дорога, а по краям пальмы растут: «Роща», — подумала я. Дорога упирается в перекрёсток, светофор — красный свет, я останавливаюсь и не верю своим глазам: асфальтированная автострада. Стою, жду 30 секунд. Потом бегу уже по асфальту. Там где-то город, там мой финиш! Я счастлива! Я смогла!

Я выиграла у своей соперницы Моник один час. Через три месяца мы встретимся на Чемпионате Мира, и она преподнесёт мне подарок со словами: «Ты еще Дитя, тебе в куклы надо играть, а не 100 километров бегать!» (Этот мышонок станет моим талисманом на протяжении всей карьеры).


Ирина Петрова и Monique Frussotte 1993 год.


На память о гонке у меня реально огромный серебряный самовар (очень похож на русский) и национальный костюм от правителей этого региона. Но на этом наши испытания не закончились. Вечером мы ждали награждения и узнали, что за денежным призом надо ехать через полгода во Францию, ну или иметь банковский счёт во Франции. Это был сильный шок, ведь мы ещё оставались должны большую сумму, да и денег доехать во Францию не было. А в моём случае и денег на билет домой — тоже.

После недельного голодания есть очень хотелось. Но заключительный вечер проходил в дешёвой столовой, а национальную еду есть я не смогла. Мясо там готовят в сладком соусе с черносливом. Мой желудок этого уже не смог перенести. Моя голодовка продолжалась. Утром нас привезли в г. Касабланка и заселили в 5-звёздочный отель на берегу океана. Нашим спонсором был сын Принца этого района. Спустившись на завтрак, мы узнали, что он не заплатил за нас, и нам отказали в завтраке. Тут Алексей Маркович предложил побегать до обеда. Я ничего не хотела .., но бегать пошла. Мы осмотрели город. В обед передали, что с нами встретятся вечером. Наше лечебное голодание продолжилось. У нас не было ни копейки, ни цента. И мы пошли медитировать к океану. Я даже не знаю, где мне было сложнее, здесь в роскоши умирать от голода или там в пустыне? В пустыне проще, там ты одно целое с природой.

Вечером нас ждал ресторан с настоящей национальной кухней. Очень вкусной. Мы были первопроходцами. Интернета ещё не было! Крохи информации о марафоне, дошедшей до нас, были на французском языке. Надо сказать, призовые мы получили через год, но это были другие деньги. В 1994 году произошёл дефолт, наша страна изменилась. Хотелось ли мне вернуться сюда ещё? Нет! Но вспоминаю, с любовью! Для меня это была психологически очень сложная гонка. Голодать не люблю и сейчас. Наверное, для меня это было самое сложное в этой гонке.»

Потом было еще много побед, но это уже другая история.

О истории гонки читайте в публикации - Le Marathon des Sables.

В настоящее время Ирина Аверьянова (Петрова) вместе с мужем являются владельцами Компании «СпортМир» Центра спортивной экипировки в городе Саратов.

Сайт Компании «СпортМир» - https://www.sarsport.ru/

«СпортМир» Вконтакте.

Спасибо Дмитрию Петрову за оказанную помощь в подготовке данного материала.

Дмитрий Петров организатор «САМБА-ТРЕЙЛ»https://www.sambatrail.ru



На фото Ирина Аверьянова (Петрова) 25 лет спустя.