Kilian Jornet - «Я живу как отшельник»

  • 09 Ноябрь 2017

27 октября этого года, Килиан Жорне (Kilian Jornet), настоящая икона наших дней для миллионов поклонников трейл-раннинга, скай-раннинга и ски-альпинизма, отпраздновал свой 30-летний юбилей. 

Самый популярный французский спортивный журнал L`Equipe опубликовал большое интервью с Kilian Jornet, перевод которого мы и предлагаем вашему вниманию. 




«Когда я дебютировал, мне было все равно, что обо мне говорили, и так остается до сих пор. Я считаю, что я пришел в трейл в тот момент когда он только начал расти и принимать свое обличие. Он становился популярен. Мой статус только следствие этого. Да, я выиграл много гонок, но и другие это делали до меня. Просто я сделал это в нужный момент, точно на пике бума.»

«Я не искал этого статуса, он был мне дан. Спорт, это римский цирк наших дней. Нужно создавать гладиаторов. Это то, что меня всегда беспокоило. Но быть может это та цена которую нужно заплатить чтобы горные виды спорта наконец были замечены медиа. То что интересует меня, это не быть известным, не попасть на телевидение, но побудить людей идти в горы.»

Биографию Kilian Jornet можно прочитать по ССЫЛКЕ.




«Я не ищу славы. Я ищу нечто другое. Быть первым это не самое главное. Меня воодушевляет борьба необходимая для этого. Ощущение того, что ты все отдал чтобы этого добиться. Это вынуждает меня тренироваться очень тяжело, постоянно превосходить самого себя и все время сомневаться, так как я понимаю, что всегда можно сделать лучше. Это то, что я стараюсь передать, то чем я хотел бы запомниться людям.»

«В этом году я пробежал Hardrock, в Соединенных Штатах, и после 30-ого километра вывихнул плечо. Я завершил гонку, потому, что рука это не нога. Для того чтобы бежать руки не столь необходимы. В таких случаях ты не думаешь уже о каких-то достижениях. Ты думаешь только о том, скорее бы это закончилось. Ты говоришь себе: я себя просто мучаю! В гонке, часто именно это заставляет меня идти быстрее : желание побыстрее закончить мои страдания.»

Хронику гонки HardRock100 2017 года можно прочитать по ССЫЛКЕ.




«В Соединенных Штатах, мне нравится быть неизвестным бегуном. Там, ты лишь один среди многих. Все мы часть одной гонки, вне зависимости от своего уровня. И это то, что мне нравится. На старте ты никуда не торопишься и можешь поболтать с другими участниками... В Европе, гонки более элитарны, конкуренция на них главная составляющая.»

«Многих удивляет моя способность объединять в одном сезоне и ски-альпинизм, и восхождение на Эверест и трейл. Мне интересно реализовывать это сочетание. Я хочу увидеть способен ли я на это. Но это заставляет меня невероятно много работать, как я никогда не мог бы себе представить ранее. В году, у меня не бывает больше трех дней на восстановление. Конец лета был особенно тяжелым, физически я был на пределе.»




«В этом году, на UTMB, было невероятно много людей вокруг. На пунктах питания, на дистанции... Это действительно приятно когда столько людей стараются тебя поддержать, но иногда люди бегут слишком близко от тебя. Ты можешь получить штраф за это, но им наплевать. Когда после 150 километров около тебя бежит 5 болельщиков, и один из них в метре перед тобой, ты ничего не видишь, ты не можешь сконцентрироваться и можешь упасть. Это что-то совершенно новое в трейле, это становится как в велоспорте. И зачастую, эти люди не смотрят на тебя! Они смотрят в свои телефоны! Это какая-то Матрица. Совершенно параллельное измерение.»

«Десять лет назад было гораздо меньше бегунов, гораздо меньше болельщиков. В этом году, на UTMB,  потребовались телохранители чтобы добраться до подиума во время процедуры награждения! François D’haene (победитель) хотел остаться после награждения на пол часа чтобы раздать автографы, но толпа вела себя так, что он был вынужден уйти. Определенно трейлраннинг изменился...»




«Некотрые думали, что я непобедим, но это просто уловка медиа. Я проиграл, потому что François был сильнее, все просто! Я не испытываю ни облегчения, ни разочарования из-за того, что впервые проиграл в гонке, где ранее выигрывал трижды. Меня не интересует как это выглядит снаружи. Быть спортсменом это значить выигрывать и проигрывать. Я проиграл этой зимой множество гонок в ски-альпинизме, но никому это не было интересно, так как это не UTMB.»

«Первый раз когда я выиграл соревнования по ски-альпинизму или трейлу это был очень высокий уровень эмоций. Годы тренировок сконцентрированы в одном мгновении. Это очень сильные эмоции. Они тебя полностью захлестывают. Но я их больше не ощущаю. И я знаю, что никогда более не почувствую того, что чувствовал в начале своей карьеры. У меня нет больше желания специально выигрывать ту или иную гонку. Когда я стою на старте, я конечно хочу выиграть, но это станет только еще одной победой. Мне не нужно более себе доказывать, что я на это способен. Я не устал, мне нравится соревноваться, но это не приносит мне уже тех эмоций, что раньше. Это немного грустно...»




«Я уверен, что когда я закончу свою карьеру, обо мне забудут через два дня. И это то чего я желаю: быть забытым! Нет ничего более простого чем бег: нужно просто переставлять ноги, даже если некоторые бегут немного быстрее чем другие. Тренеры, ученые, выдумывают какие-то методики чтобы быть впереди... Я следую только своей страсти. Вся эта мистика вокруг спорта мне не понятна.»

«Я скорее интроверт, я люблю одиночество. Общение с большим количеством людей меня стесняет. В начале своей карьеры я должен был что-то рассказывать о себе каждые выходные. Я встречался со всеми этими людьми которых я не знал, но которые меня любили... Я бегал слишком много гонок, я появлялся на публике слишком часто чем мог вынести. И в 2011 году я чуть не бросил все это! Я сказал себе: я не могу более жить вот так! Оставьте меня в покое! Я решил с этого момента исчезнуть. Я стал меньше соревноваться и намного меньше давать интервью.»




«Чем старше я становлюсь, тем больше я живу как отшельник. Вся моя семья, все мои близкие такие. Когда я был маленьким, я был уже таким. Я вырос в горном приюте на высоте 2000 метров. Я никогда не был в социуме, ни в школе  ни за ее пределами. Пойти в бар выпить пиво или пригласить кого-нибудь к себе домой это то, что я никогда не сделаю. Я говорю себе, что есть много вещей гораздо более интересных чем это. Возможно это трудно понять, но я такой. После школы или университета я всегда шел на тренировку, в горы, чтобы побыть одному. Когда я стал атлетом, я вынужден был сделать усилие и  открыться, но сейчас я все больше и больше возвращаюсь к одиночеству.»

«Мне необходимо иметь возможность выйти из дома голышом и пописать в саду, если мне вдруг взбредет в голову. Именно по этой причине я покинул Chamonix (где он жил до января 2016 года) и обосновался в Норвегии. Шамони это прекрасный университет гор, ты вдохновлен тем, что тебя окружает, но я не мог больше там оставаться... Это город более большой чем тот в котором я жил до этого. Когда я провожу слишком много дней в социуме, я чувствую себя плохо. Я хочу быть один! Это чувство которое я не испытывал уже многие годы.»




«По этой же причине я все больше ориентируюсь на альпинизм и экспедиции. Высоко в горах, поиск свободы имеет первостепенное значение. Можно выбирать свой путь. Быть самим собой. И это еще более справедливо зимой, когда на лыжах ты прокладываешь свой путь. Я ищу эти ощущения так же и летом, когда нет никаких троп. Мне нравится это ощущение власти, идти все равно куда ведомым животным инстинктом. Это дает больше возможности для фантазии и самонаблюдения.»

«Мне необходимо исчезнуть. Скрыться от взглядов и оценки. Я хочу обратиться к творческой стороне, к приключениям. Прекратить эти постоянные поиски славы и престижа и сконцентрироваться на себе самом. Иногда ты открываешь для себя гораздо больше просто взобравшись на никому неизвестную вершину. Я хочу делать что-то только для себя. Делая это я ищу те эмоции которые давно забыл, которые были в начале моей карьеры.»



«То что я чувствую на вершине не похоже ни на что. Достичь вершины это прежде всего испытать облегчение, что не нужно больше подниматься. Потому, что каждый подъем настолько требователен, что ты ни о чем не думаешь во время подъема кроме того куда сделать следующий шаг. Наверху, финишная черта размыта. Тебя никто не ждет. Ты совсем один, наедине с собой и остается еще спуск, и он не менее опасен.»

«Когда ты один, ощущение близости смерти очень привлекательная вещь. Мне нравится этот флирт между смертью и выживанием. Борьба между двумя этими чувствами приводит меня в состояние близкое к медитации. В этом нет ничего мистического, я рационалист. Но риск является неотъемлемой частью альпинизма. Почему мы забираемся в местах, где есть камнепады, ледники... места которые требуют экстремальный уровень техники? Для того чтобы столкнуться с сомнением, между привлекательностью и отталкиванием. Мы идем в горы, а не на площадку для петанк!»




«В прошлом году, на склонах Эвереста, я думал, что никогда уже не выберусь из той бури, что началась на высоте 8 000 метров. Я себе говорил, что это конец. Я подумал, что я умру. Я говорил себе, что я дурак. Но в то же время, мне не было грустно и я не был зол на себя, так как я продолжал боролся чтобы не умереть. В таких крайних случаях, ты можешь либо умереть от страха, либо сохранять спокойствие и попытаться найти выход. Это то, что я пытаюсь делать. Я научился с годами разделять эмоции и мысли. В любом случае, ты ничего не можешь сделать. Ты полностью уязвим. Никто не придет к тебе на помощь. Если ты должен умереть - ты умрешь, чтобы не случилось.»

«Вот почему я никогда не отказываюсь говорить о риске. Я делаю это во всех моих интервью. Многие идут в горы не будучи подготовленными. Потому, что им хочется получить фотографию на вершине. Они начинают понимать, что это опасно только когда это уже произошло с ними. Так что об этом нужно постоянно повторять. Некоторые идут на Mont Blanc или Matterhorn только потому, что это вершина выше 4 000 метров. Они не идут туда за ощущениями. Это общая ошибка: горных гидов, агенств по путешествиям, таких атлетов как я, которые продают лишь название.»

Интервью с Килианом о двойном восхождении на Эверест можно прочитать по ССЫЛКЕ.




«Когда я был моложе, я рисковал чтобы питать свое эго. Я хотел сказать и показать всем, что я был там. Ключ к успеху, это чувствовать себя сильным, но не неуязвимым. Чувство неуязвимости опасно. Я всегда настораживаюсь если я начинаю чувствовать себя комфортно во время подъема. Это означает, что я чего-то не замечаю уже. Что я пропустил уже опасность, что я больше себя не контролирую. Это как будто ты бежишь по льду. Ты можешь себя чувствовать в этот момент уверенно, потому что ледник почти плоский, но ты игнорируешь трещины. Когда я бегу по леднику, я делаю это потому, что это меня привлекает и потому, что я принимаю риски связанные с этим. Но я не чувствую себя неуязвимым. Я крепче сжимаю ягодицы и надеюсь в глубине себя на то, что все закончится успешно...»



Источник L`Equipe